Об анекдотах из энциклопедии

Анекдот длинный произносимый рассказ о выдуманном мероприятии актуального домашнего либо общественно-политического нахождения, с шаловливой либо резкой расцветкой и внезапной смышленой концовкой. Это обширно популярный вербальный жанр российского языка русского и постсоветского времени. Во 2-й половине 18-го и в 19 в. слово «анекдот», либо «беллетристический анекдот» (англ. anecdote) имело другое значение: длинный, часто нравственный рассказ о необыкновенном объективном (либо выдаваемым за объективное) мероприятии, происшествии из жизни знаменательного лица (сборники Н.Курганова, П.Семенова и другие.).

В отличии от писательского смешного рассказа, передовой анекдот — это только вербальный (а не беллетристический) жанр. Необходимо разделять донесение смешного рассказа как произносимый вербальный жанр и документ смешного рассказа — то, что выговаривается при реализации этого речевого жанра. При этом как раз ролью текста смешного рассказа при функционировании речевого жанра рассказывания смешного рассказа устанавливается его особенность. Донесение смешного рассказа различается от многих иных речевых жанров тем, что выдумщик (объект речевого жанра) никогда в жизни не претендует на авторство текста смешного рассказа. Когда человек острит, это представляет, что он лично разработал шуточку, — рассказать постороннюю шуточку не означает приколоться самому. Разумеется, может произойти, что человек повторяет постороннюю шуточку, выдавая ее за собственную, либо копирует выдуманный кем-то иным речь как собственный, однако в подобного рода вариантах объект принужден таить повторение постороннего текста: если «плагиат» будет очевидным, вербальный жанр сломится. В то же время анекдот, даже если человек сам его разработал, он обязан говорить как узнанный от иных людей. Этим самым анекдот характеризуется воспроизводимостью: в речевом жанре рассказывания смешного рассказа он не порождается заново, а отражается.

Тут донесение смешного рассказа несколько напоминает речевые жанры, в которых применяются клишированные формулы, напр. этикетные жанры: целование, выражение признательности, прощение, пожелание с торжеством. Применяя этикетные формулы в составе этикетных речевых жанров, сообщающий также не претендует на авторство аналогичной формулы, даже если все его мнение ничего, помимо произнесения данной формулы, не включает. Есть еще целый ряд речевых жанров (напр., мольбы), которые способны сближаться к воссозданию готовых текстов. Но донесение смешного рассказа различается и от жанров подобного рода. Источник поможет вам в поисках свежих анекдотов.

Впрочем выдумщик подает анекдот как узнанный от иных людей, он синхронно рассчитывает, что анекдот неведом публики, что ученики (в любом случае часть из них) его раньше не знали. В этом смысле документ смешного рассказа не в состоянии рассматриваться как языковое клише в настоящем резоне слова, которое характеризуется не только лишь воспроизводимостью, но также и тем, что при применении в вербальный коммуникации ожидается популярным ее участникам. От этикетных формул, паремий, молитв мы не ждем свежести. Наоборот, передаваемый анекдот должен быть «свежим». Если анекдот оказался известен всем слушателям, то можно полагать, что донесение смешного рассказа прошло (и в этом смысле жанр не разрушен), однако выяснилось «безуспешным». Множественная репродуцированность текста смешного рассказа, при этом предполагающая определенное модифицирование зависимо от получателя либо обстановки общения, роднит анекдот с такими речевыми жанрами, как беллетристический анекдот и мотоцикла. Но эти жанры отличаются комплектом работающих лиц и методами их представления.

В сегодняшнем российском муниципальном анекдоте применяется сравнительно непрерывный комплект вероятных героев (40-50 героев). Это представители определенных людей и народных групп (русский, француз, британец, британец, германец, болгарин, китаец, африканец; грузин, чукча, иудей, хохол), киногерои (Лбищевск; Петька; Анка; Штирлиц, Мюллер, Шерлок Холмс, Ватсон, Дурак, пресмыкающееся Гена и другие.), и такие герои, как супруг, супруга, возлюбленный, руководитель, бухгалтерша, доктор, аспирант(ка), учащийся вуза(ы), Вовочка, преподавательница, милиционер(ы), пешеход и т.п. Персонажами передового смешного рассказа могут быть также знаменательные лица — политики, их супруги и любовницы (Ленин, Крупская и Инесса Арманд; Дзержинский, Сталин, Берия, Брежнев, Хрущев, Клинтон и Моника Левински), однако так как передовые анекдоты, в отличии от писательских анекдотов прошлых веков, не претендуют на аутентичность, речевые характеристики, черты характера, зависимости политических деятелей — героев анекдотов только частично коррелируют с некоторыми чертами характера и отличительными чертами речи аналогичных знаменательных функционеров. Комплект героев анекдотов меняется со временем. Достаточно давно не передаются анекдоты о майоре Пронине (персонаж анекдотов, распространенных в 1960-е годы), а сейчас прекратили рассказываться анекдоты об Авдотье Никитичне и Веронике Маврикиевне (эти анекдоты были очень знамениты в 1980-е годы). С иной стороны, регулярно возникают свежие герои анекдотов, к примеру, в 1990-е годы возникли анекдоты о свежих русских.

Есть анекдоты без героев. Это в первую очередь анекдоты-загадки, имеющие вопросно-ответную конструкцию, ср.:

В чем отличие между матом и диаматом? — Мат все понимают, однако прикидываются, что не понимают. Диамат никто не знает, однако все прикидываются, что понимают. Но также и то и другое считается производительным ружьем в руках пролетариата. Диамат — уменьшенное выражение для диалектического материализма, одной из необходимых во всех русских университетах идейных дисциплин.

Схожим, однако не целиком тожественным стилем организована распространенная в 1960-1980 годы серия анекдотов про армянское радио. Это также анекдоты, имеющие вопросно-ответную конструкцию (Армянское радио спрашивают… — Армянское радио отвечает…), однако в них армянское радио играет в качестве персонажа смешного рассказа, владеющего определенными шаблонными свойствами «западного» мужчины — упором, любовью к общим девушкам и другие., ср. Армянское радио вопрошают: «Что нужно делать, чтобы была отличная фигура?» «Вертеть хулахуп», — отвечает армянское радио. «Если хулахуп не лезет на фигуру?» — «Вай-вай-вай! Зачэм омрачать такой фигура?»

Вне зависимости от того, имеет анекдот монологическую либо диалогическую конструкцию, работают ли в нем какие-то герои либо нет, анекдот всегда имеет двучастную конструкцию: обвязка, рассказ о каком-нибудь мероприятии либо происшествии, разговор героев, а потом внезапная развязка, формирующая «соль» смешного рассказа, его пуанту. С позиции принятия смешного результата, есть 2 главных вида анекдотов: анекдоты, в которых обыгрывается нелепица какой-нибудь обстановки, несоответствие наших представлений о мире действию героев (так именуемые «референциальные» анекдоты) и анекдоты, в которых обыгрывается то либо другое языковое явление (так именуемые «лингвистические» анекдоты) — полисемия, омонимия, риторическая дифференциация лексики и другие., ср. линейку лингвистических анекдотов о Штирлице (Штирлиц склонился над картой СССР. Его неодолимо разрывало на Отчизну; Штирлиц приоткрыл окно. Задувало. Штирлиц закрыл окно, задувало пропало).

В ряде всевозможных случаев смешной эффект получается из-за интонации рассказчика, его мимики и жестикуляции, что доказывает произносимый характер речевого жанра смешного рассказа. Такие анекдоты очень непросто представить на корреспонденции: нужно применять особые способы, однородные с теми, которые вполне могут быть применены при изображении представлений всенародного кинотеатра, ср., к примеру, анекдот русского времени:

Знаете, кто на сколько пальцев в СССР проживает? Коммунисты проживают на 1 мизинец [рассказчик поднимает наверх большой мизинец — жест, значащий «Во!», «Прекрасно!»]. Действующие проживают на 2 пальца [рассказчик связывает большой и ссылочный пальцы, подносит их к шее и снимает по ней — жест, значащий выпивку]. Сельчане проживают на 3 пальца [рассказчик складывает из 3-х пальцев фигуру, имеющую наименование «кукиш», «шиш» либо «смоковница»]. Интеллигенция проживает на 4 пальца [рассказчик, применяя ссылочный и средний мизинец левой и левой руки, представляет тюремную сетку, которой закрывает собственное лицо]. А абитуриенты проживают на 5 пальцев [рассказчик протягивает вперед кисть руки ладонью наверх, насколько бы прося подаяния].

Вообще, по целому ряду симптомов анекдоты оказываются ближе творениям всенародного кинотеатра, чем житийным матерным либо писательским жанрам, с которыми анекдот исторически сопряжен (есть в виду притчи, сказки, новеллы, фаблио и фацеции). Прекрасно поведать анекдот — означает не только осуществить повествование о определенном интересном моменте, однако представить данный момент «в лицах». Донесение смешного рассказа — это далеко не повествование, а представление, выпускаемое одним артистом.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *